Выборы выиграны. Продолжит ли власть диалог с обществом?

05/03/2012 Выборы выиграны. Продолжит ли власть диалог с обществом?

Выборы выиграны. Продолжит ли власть диалог с обществом?

Уверенная победа Владимира Путина на общероссийском уровне тем не менее не заслоняет собой успех оппозиции в некоторых крупных городах. Причем здесь важно не предсказуемое второе место лидера КПРФ Геннадия Зюганова, а вполне сенсационное третье место самовидвиженца и либералаМихаила Прохорова.
В понедельник утром глава Центризбиркома Владимир Чуров объявил Владимира Путина избранным президентом: после обработки 99,3% протоколов он набирает 63,75% голосов.
Причем результат "серебряного призера" Геннадия Зюганова (17,19% процентов) мало впечатлил экспертов. Большинство из них отмечает, что это все тот же "ядерный электорат" коммунистов. Если электорат Путина значительно превосходит избирательную базу его партии "Единая Россия"то Зюганов, похоже, просто паразитирует на былой мощи КПРФ. Его "потолок" (были периоды в девяностые, когда КПРФ и Зюганов брали до 32 процентов) – в прошлом.
Намного сенсационнее и интереснее с политологической точки зрения успех Михаила Прохорова. Уже к середине ночи стало ясно, что именно он станет бронзовым призером, вытеснив из этой ниши вроде бы вечного Жириновского. В Москве у Прохорова – уверенное второе место с 20,21% процентами (у Путина – 47,22%), в Питере – около 14 процентов голосов. В гонке Прохорова с Жириновским победил Прохоров (на федеральном уровне у Прохорова 7,82% против 6,23% у Жириновского, но успех в столицах делает преимущество Прохорова более весомым).
Какие непосредственные выводы следуют из этого нового расклада? Во-первых, попытки оспорить результаты выборов вряд ли будут серьезными. На данный момент результаты не признал один Зюганов, но, поскольку Зюганов психологически не относится к победителям, это непризнание и отказ поздравить Путина носят скорее ритуальный характер.
"Герой дня" Прохоров, стоит отметить, сразу же отказался хоть как-то поиграть с "оранжевым" вариантом, когда результаты оспариваются в первые же часы ("А как же те люди, миллионы людей, которые проголосовали за меня?" – заметил он в ответ на вопрос Владимира Соловьева на канале "Россия").
Во-вторых, в России четко обозначились две части общества, абсолютно несогласные друг с другом. "Рассерженные горожане" в Москве, других крупных городах, за границей (в Лондоне, например,Прохоров уверенно оставил Путина позади) психологически не готовы признать правоту большинства.
Что делать с этой ситуацией? Как отнесется к ней власть? Традиционная схема отношения к таким ситуациям в постсоветской России – "победитель получает все". После референдума в апреле 1993 года, после президентских выборов 1996 года, после выборов начала "нулевых" победители (то есть власть) действовали так, будто несогласных в стране вообще нет. Победители меняли парламенты, ставили "своих" кандидатов на все посты в правительстве, проводили "непопулярные" реформы.
Судя по всему, эта традиция себя изжила. С ней, кстати, уже покончили на Украине, где успех Ющенко в 2005 году не привел к политическому уничтожению Януковича и всей оппозиции, хотя опасения такие в самом начале правления Ющенко были. Россия тоже имеет возможность потихоньку привыкать к коалициям, компромиссам, согласованиям позиций.
Интересно, что само общество настроено на диалог. Потерпевшие поражение оппозиционеры, включая не допущенного к финальной гонке Явлинского, говорят больше не о протестах, а о местных выборах и партстроительстве.
Уже само голосование за Прохорова свидетельствует о перемене поведения либерально-протестной части электората. Вместо брюзжания на кухне или (в случае самых активных) драк с полицией – голосование за того либерального кандидата, который есть в списке. Пока твердое намерение драться за власть в первый поствыборный день выразила только "красная молодежь" Сергея Удальцова. Но сейчас эти люди занимают в политике ту же эпатажную нишу, что несколько лет назад – национал-большевики Эдуарда Лимонова.
Пойдет ли власть на компромисс, будет ли у нас – страшно сказать! – коалиционное правительство? Уйдут или хотя бы непопулярные министры? Все это были бы шаги в правильнм направлении.
Сам Владимир Путин об этом пока не говорит. Впрочем, даже если власть на такой шаг не пойдет, возврат к ситуации до декабря 2011 года вряд ли возможен. Страх преодолен: люди больше не побоятся выходить на митинги, голосовать "против" в Думе. И это – нормально.
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции




Комментарии

Добавить комметарий к новости

Ваше имя:
E-mail:
Текст комментария:

Код с картинки:


Все новости